История

Возвращённая память: история исчезновения и находки Щ-317

Недавно поступила волнующая весть от участников экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы», проводящейся поисковиками из «Разведывательно-водолазной команды». Они сообщили об обнаружении исчезнувшей 76 лет назад советской подводной лодки Щ-317, секрет гибели которой оставался неизвестным в течение всех этих десятилетий. И вот теперь «Разведывательно-водолазная команда» вырвала у моря его тщательно сберегавшуюся тайну.

 

 

Неудачливая «щука»

Щ-317 относилась к многочисленному поколению довоенных советских «щук». Спущенная на воду в 1935 году, субмарина в годы своей службы совершила пять боевых походов и провела семь торпедных атак. Зачастую в силу специфических реалий войны на море точно оценить результативность боев оказывается весьма сложно: по разным данным, Щ-317 пустила ко дну от трех до пяти вражеских транспортов.

Эту субмарину заложили в Ленинграде 23 июля 1934 года на заводе № 194 (им. Марти). А уже 1 ноября 1936 года она вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Тремя годами позже корабль принял участие в советско-финляндской войне. Факты боевой биографии этой лодки давали, казалось бы, все основания считать Щ-317 несчастливой субмариной – неудачи преследовали её на каждом шагу. Так, командиром подлодки числился старший лейтенант Алексей Андронов. Но из-за его болезни «триста семнадцатой» пришлось идти в боевые походы под командованием главы 17-го дивизиона ПЛ (в который входила и Щ-317) капитана 3-го ранга Владимира Егорова.

В ходе войны «триста семнадцатая» выходила на боевое патрулирование дважды, но никаких успехов не добилась. Зато разного рода ЧП происходили периодически. Уже в первом походе во время шторма из баков расплескался электролит, вышла из строя аккумуляторная батарея. Спустя сутки получил повреждения один из главных электромоторов, из-за чего поход пришлось досрочно прервать. В ходе следующего плавания лодка, маневрируя у извилистых и чрезвычайно опасных берегов Ботнического залива, четырежды садилась на мель и всякий раз спасалась чудом. Причем четвёртое происшествие такого рода случилось при особо обидных обстоятельствах: «щука» обнаружила вражеский конвой, готовилась выйти в атаку, но увы…

 22 июня 1941 года Щ-317 встретила в Таллине под командованием Андронова (уже капитана 3-го ранга). И снова, уже в который раз репутация «несчастливого корабля» подтвердилась. Осенью субмарина безуспешно патрулировала Финский залив между островами Малый и Большой Тютерс, а 3 ноября в районе острова Гогланд подверглась атаке. Атаковал её советский сторожевой катер, принявший субмарину за вражескую. После подачи опознавательных сигналов катер прекратил огонь, но было уже поздно: один из снарядов оставил пробоину в корпусе, отключилось электричество. На лодке погас свет, и при входе в бухту Суркюля дизелисты, перепутав задний ход с передним, посадили корабль на камни. Щ-317 получила дополнительные повреждения подводной части корпуса. В итоге её пришлось возвращать в Кронштадт и ставить там на ремонт, который в условиях блокадного города затянулся до начала 1942 года.

В январе 1942-го командование подлодкой принял двадцатидевятилетний уроженец Барнаула капитан-лейтенант Николай Константинович Мохов. Андронов же позднее был назначен командиром однотипной лодки Щ-323, и на ней же погиб в 1943 году, когда эта субмарина во время перехода из Ленинграда в Кронштадт подорвалась на донной мине.

Мохов, невзирая на молодой возраст, считался на флоте человеком опытным. После окончания в 1936 году Военно-морского училища имени Фрунзе он служил командиром БЧ-1 на подводной лодке М-74, а с июня 1938-го принял её в качестве командира. Также он одно время командовал экспериментальной подводной лодкой Р-1 (С-92), на которой испытывалась новая энергоустановка РЕДО. С июля 1940 года командовал дивизионом строящихся и ремонтирующихся кораблей, с февраля 1941-го – 9-м учебным дивизионом подводных лодок. В этой должности капитан-лейтенант Мохов и встретил начало Великой Отечественной войны.

Приняв под команду Щ-317, Николай Мохов вывел её 9 июня 1942 года в боевой поход из Кронштадта. На борту «триста семнадцатой» вновь находился и Владимир Алексеевич Егоров – теперь уже капитан 2-го ранга, командир 4-го дивизиона ПЛ. Была в ту пору такая традиция: командиров субмарин, выходивших в свой первый боевой поход, сопровождали вышестоящие офицеры, дабы подстраховать в случае надобности.

Последняя радиограмма

А семью сутками после отплытия Мохов и Егоров отрапортовали по радио об успешном выходе на боевую позицию,  кстати, первыми из советских подводников в том году. Позже газета «Красная звезда» писала, в каких условиях приходилось действовать субмаринам: «В тяжком сорок втором году, когда смерч войны бушевал на волжских и невских рубежах, балтийские подводники прорывались на прусские и померанские меридианы и там топили врага. Это была удивительно дерзкая и необычайно сложная операция. А в первой паре первого эшелона пошли Щ-304 и Щ-317. Они должны были пройти по Финскому заливу. Пройти, хотя враг уже перекрыл его плотным минным заграждением и установил дозоры в небе и на воде. Десять тысяч мин подстерегали подлодки, дерзнувшие форсировать пролив. Десять тысяч... А чтобы не пройти, достаточно было одной».

Оказавшись на оперативном просторе, Мохов показал себя агрессивным и умелым командиром: в тот же самый день 16 июня Щ-317 открыла свой боевой счет в этом походе, потопив финский транспорт «Арго». Двумя днями позднее был торпедирован датский транспорт «Орион», сумевший, однако, добраться до порта Висбю на острове Готланд. Днём 22 июня Щ-317 потопила у восточного побережья острова Эланд шведское судно «Ада Гортон», шедшее в Германию с грузом железной руды. Швеция, официально соблюдавшая нейтралитет, на самом деле активно помогала рейху стратегическим сырьём. Через три дня была произведена торпедная атака на неустановленное судно, а 1 июля Щ-317 безрезультатно атаковала шведский транспорт «Галеон», но была отогнана эсминцем «Эреншельд» (по иронии судьбы носившим имя шведского адмирала, разбитого Петром I при Гангуте). 4 июля Щ-317 безрезультатно атаковала шведский корабль «Фортуна», а спустя четыре дня потопила немецкий транспорт «Отто Кордс».

10 июля поступило последнее радиодонесение от Мохова: запас торпед полностью израсходован, корабль возвращается в Кронштадт. Больше вестей от субмарины не было, на базу лодка не вернулась.

Для родственников 42 моряка экипажа Щ-317 так и остались пропавшими без вести… Писатель Николай Черкашин в своей книге «Чёрная эскадра» приводит выдержку из одного из последних писем Николая Мохова супруге: «Если погибну – пусть мое дело продолжат сыновья. Хочу, чтобы и они стали моряками, служили на подводных лодках. Моховы не должны исключаться из списков флота...» На момент гибели капитан-лейтенанта его старшему сыну Игорю было четыре года, Борису – два года (еще была пятилетняя дочь Галина). Впоследствии сыновья выполнили отцовский наказ: стали моряками, командирами подлодок. Так, Игорю Мохову довелось в 1974-1975 гг. возглавить небывалый дотоле в советском флоте семнадцатимесячный подводный поход субмарины Б-4. Он умер в 1985 году в День Победы перед строем экипажей бригады 4-й эскадры дизельных подводных лодок, которой командовал, – при полном параде с кортиком. Сердечный приступ...

 

А судьба Мохова-старшего все эти годы и много позже продолжала оставаться загадкой. И вот в начале мая 2018-го поступило волнующее сообщение: «Наверное, самая важная новость сезона – нашли и идентифицировали Щ-317. Остов лодки обнаружен на глубине 78 метров между островами Гогланд и Большой Тютерс. Как теперь мы знаем, Щ-317 смогла уйти от всех атак, но лишь для того, чтобы подорваться на одной из последних линий немецких минных заграждений на пути к дому – буквально в прямой видимости советской базы», – рассказали поисковики из «Разведывательно-водолазной команды».

Виртуальный музей

О том, как производится подводный поиск, «Ритму Евразии» поведал руководитель экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» Константин Богданов. На счету участников этой экспедиции уже 13 обнаруженных советских подлодок, затонувших во время войны и все эти десятилетия считавшихся пропавшими без вести. «Выходу в море у нас всегда предшествует интенсивная архивная работа. Мы сотрудничаем с научным сотрудником НИИ военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ Мирославом Морозовым, также очень много времени в архивах проводит и наш коллега Михаил Иванов. Они кропотливо собирают все дошедшие до нас документы о том или ином пропавшем корабле, примерно прикидывают, на каком участке морского дна следует его искать», – делится подробностями поискового процесса начальник экспедиции.

После того как определены квадраты для поиска, поисковики выходят туда и включают гидролокатор. «С помощью локатора дно тщательно просматривается. А когда на экране появляются изображения, сходные с искомым объектом, люди отправляются под воду, чтобы провести уже непосредственное обследование», – рассказывает К. Богданов. По его словам, обнаружение Щ-317 оказалось особенно сложной задачей, поскольку в своё время обсуждалось несколько вариантов её гибели: на минах, от глубинных бомб, сброшенных с вражеских самолетов, в результате атаки шведского эсминца «Стокгольм» или финских сторожевиков. Самая популярная версия – субмарина затонула недалеко от острова Эланд, даже с уверенностью назывались координаты места, где она якобы покоится. Однако действительность оказалась трагичней – ведь «щука» почти уже вернулась домой. Почти…

В 2016 г. подводно-поисковая экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» обнаружила и идентифицировала две подводные лодки Щ-406 и Щ-320. Аналогичное обследование ждет в ближайшем будущем и  Щ-317

В дальнейшем память о Щ-317 будет увековечена достойным образом. «Внутрь обнаруженных кораблей мы, как правило, стараемся не лезть, – поясняет К. Богданов, – так как в этом нет смысла. К братским могилам надлежит относиться с должным уважением. Вместо этого мы производим детальнейшую внешнюю видеосъемку объекта. Потом на основании этих съемок создается то, что мы называем "виртуальным мемориалом" – подробное 3-D изображение затонувшего корабля, которое можно рассмотреть с разных ракурсов. Причем зритель сам может выбирать интересный ему ракурс осмотра, управляя виртуальной видеокамерой, посмотреть фрагменты реальной съёмки. Любой может посетить эти мемориалы на сайте poklonexpedition.ru и UWEX.org или на странице "Разведывательно-водолазной команды" в "Фейсбуке". Наша социальная задача – сделать героически погибшие подводные корабли доступными даже для тех, кто не умеет нырять. Передаём подробный поисковый отчет в Минобороны, где найденные нами объекты ставятся на учёт и под охрану государства в статусе воинских кладбищ. Координаты публикуются,  чтобы проходящие мимо суда могли отдавать почести погибшим экипажам. Также мы закрепляем на корпус найденных нами подлодок мемориальные доски с именами команды».

 

Конечно, павшим героям воздаются воинские почести, а также проводится отпевание. «Для этого мы приглашаем представителей ВМФ и священнослужителей Русской православной церкви – мы много лет дружим с Московской духовной академией в Троице-Сергиевой лавре, и они нам помогают. Бывший ректор этой академии архиепископ Верейский Евгений, который в этом году стал главой Эстонской православной церкви, – человек очень живой, неравнодушный, он и сам несколько раз участвовал в наших мероприятиях. Присутствуют, конечно, и родственники. Священники служат панихиду, вспоминая каждого моряка поимённо. На воду опускается памятный венок и гвоздики по числу погибших, звучат залпы салюта», – рассказывает Константин Богданов.

По его словам, на Балтике лежат ещё восемь необнаруженных советских субмарин – их поисками «Разведывательно-водолазная команда» займётся в ближайшее время. Есть твёрдая надежда, что те, кто ещё считаются пропавшими, будут найдены и получат прощальные почести, которых они достойны более семидесяти лет. Вечная память павшим героям!

фото: poklonexpedition.ru

Владимир Веретенников